Главная


Buy levitra here

Селективные теории образования антител

Теория непрямой матрицы Бернета и Феннера (Burnet, Fenner) указала на другое чрезвычайно важное биологическое явление, имеющее критическое значение, которое обязана была учитывать любая теория образования антител — недавно открытый феномен приобретенной иммунологической толерантности. Теперь в теоретическом объяснении нуждались не только то, как стимулируется образование антител, но и механизм, предотвращающий эту реакцию.

Первую, чисто биологическую, селективную теорию образования антител сформулировал в 1955 г. Нильс Ерне (Niels Jerne), который назвал ее теорией «естественного отбора». Ерне, как и раньше Пауль Эрлих (Paul Ehrlich), предположил, что в организме действительно синтезируется полный набор антител, но каждое из них образуется в небольшом количестве и независимо от какого-либо стимула поступает в кровь в виде «естественных антител». Функция этих антител должна состоять в том, чтобы избирательно связываться с соответствующим антигеном и таким способом доставлять этот антиген неким клеткам организма, для которых антитела служат сигналом к воспроизведению таких же молекул, т. е. к образованию большого количества специфических антител.

С этой точки зрения вторичный антительный ответ получал простое объяснение как результат появления после первой иммунизации увеличенного числа антител-«носителей», присутствие которых будет одновременно способствовать селекции антигеном антител с более высоким сродством, что объясняет изменение качества антител при многократной иммунизации. Это была первая теория, которая объясняла также феномен иммунологической толерантности, принимая, что любые естественные антитела, направленные против собственных антигенов, будут немедленно адсорбироваться тканями организма и, таким образом, не смогут запустить образование аутоантител.

Теория естественного отбора, предложенная Ерне, привлекла на свою сторону лишь немного приверженцев инструктивных теорий, однако она имела большое историческое значение, так как дала стимул для теоретиков биологического направления. Действие этого стимула проявилось очень скоро, когда на протяжении трех лет Бернет, Дэвид Толмедж и Джошуа Ледерберг (Burnet, David Talmadge, Joshua Lederberg) создали клонально-селекционную теорию образования антител. Основа этой концепции заключается в том, что антитела представляют собой естественный продукт, присутствующий на поверхности клеток в качестве рецептора, с которым антиген может вступать в избирательное (селективное) взаимодействие. Это взаимодействие служит сигналом для клональной пролиферации популяции клеток, которые фенотипически отличаются от остальных тем, что специфичны именно к данному антигену. Среди дочерних клеток клона часть дифференцируется в сторону антителообразующих клеток, а остальные сохраняются в качестве клеток иммунологической памяти, которые могут в последующем обеспечить усиленный вторичный ответ. И наконец, теория утверждала, что иммунологическая толерантность возникает в результате «элиминации клонов», происходящей вследствие специфического воздействия собственных антигенов, или в том случае, когда антигены попадают извне в течение критической стадии эмбрионального созревания клональных предшественников.

Спустя очень короткое время стало ясно, что клонально-селекционная теория образования антител получила широкое признание. Это отчасти было связано с разработкой новых методов, позволивших выявлять в обширной популяции клеток единичные иммуноциты (с помощью иммуногистохимического определения с флуоресцирующими антителами и методами гемолитических бляшек). Определенную роль сыграли также успехи в новых направлениях генетики, показавшие, что передача информации происходит только от нуклеиновых кислот к белкам, но не наоборот, и что третичная структура белков находится под строгим генетическим контролем. Однако положение о том, что структура антител закодирована в ДНК, и данные об аминокислотной последовательности полипептидных цепей молекул иммуноглобулинов привели клонально-селекционную теорию к противоречию, связанному с разнообразием иммунологического репертуара. В результате возникла длительная дискуссия между теми, кто считал, что весь специфический репертуар закодирован в ДНК половых клеток, и теми, кто связывал иммунологическое разнообразие с действием соматических мутаций или рекомбинаций строго ограниченного числа генов, находящихся в половой клетке.